Jan. 25th, 2016

volorin: (каторжник)
Если бы у меня была башня, то она была бы не из слоновой кости, а из свиного мяса. По крайней мере, рульки принадлежат всем, а не некоторым. Самое страшное, что может человек сделать с самим собой, — это закрыться и думать,будто никаких изменений не существует. Многие мои друзья, которые считают, что находятся на консервативных позициях, автоматически совершают и следующий шаг: типа им принадлежат не только мысли, которые они думают, но и слова, которые они говорят. Я же чувствую себя ограбленным.

Мне кажется, что слова вроде "родина" или "отчизна" и вообще определение места, в котором я живу, прямо сейчас уже скорее из арсенала футбольных болельщиков, то есть принадлежат не тем, кто мог бы ими распоряжаться, а всего лишь тем, кто чаще ими пользуется. Удобный дактиль и приятный амфибрахий определяют жизнь миллионов  — и они еще говорят, что поэзия не имеет значения! Проблема проста: действительно ли вещи, о которых мы говорим, соответствуют словам, которые мы произносим? Хайдеггер убеждает нас, что истина сокрыта, а бытие неизбежно. Что конкретно мы можем с этим поделать? Тут на помощь нам приходит христианская этика (практика показывает, что человеческое общение состоит, в основном, из заблуждений, поскольку бытие иррационально, а потому опираться приходиться на бессодержательность), и вот уже мы стоим за последним пределом: нет ничего, что было бы наше, кроме последнего хода смерти.

В ситуации финального отсутствия человек обычно занимает правоконсервативную точку зрения. В Европе это позиции Христианских Демократов, в России — Православных Монархистов. В этом укоренении много удобств: вроде бы и терять нечего, но это не хипстерские "нечего терять", когда тебя еще и пиздят по почкам, а приятные консервативные "нечего терять", когда следует обвинять кого угодно в том, что ты всего лишь оказался неправ, а если нет, то можно, по крайней мере, не воспринимать никого всерьез.

И вот тут наступает момент в моих текстах, до которого мои более отягощенные френды обычно не дочитывают: это момент, в который распределяется ответственность. Итак, истина с этой точки выглядит так: есть места, в которых ты решаешь, но не несешь ответственность. Это, например, когда ты отдаешь свой голос вместе с большинством. А есть места, в которых ты ничего не решаешь, но вынужден существовать. Это, например, когда тебя ни о чем не спрашивают. Последние века 4 в этот момент начинаются разборки: мол, как так, когда я говорил, что прав не существует, я имел в виду, что прав не существует у других, однако, как и всегда, в долгосрочной перспективе выигрывают те, кто не думает, будто власть имеют другие, будто права имеют другие, будто я должен только страдать и мучиться, будто я ничего не могу изменить.

Привет.

Profile

volorin: (Default)
volorin

December 2016

S M T W T F S
    1 23
45678 9 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:43 am
Powered by Dreamwidth Studios