Aug. 10th, 2016

volorin: (каторжник)
Хотел было, по давней своей привычке, пожаловаться на одиночество и непонятность, но вообще-то как-то неожиданно для себя весь июль безостановочно встречался со всякими милыми друзьями (вами), так что в конце концов уже и подустал малость. Так много разговаривал, что все слова кончились. Поэтому первые два дня в Чехии я залечивался одиночеством и русским рэпом.

Не знаю, как это связано. Ритуальная форма панчей и рифм, подчинение поэтического, дионисийского практической необходимости баттла и, следовательно, обратная зависимость этого необходимого от темных путей экстатического удовольствия — несомненные признаки какого-то вечного возвращения к изначальному, пленяющему, нутряному знанию о предмете торга. Пивас в пластиковых бокалах и кальки с африканских шуточек про мамашу — лицо нового симпосьона, одутловатые небритые хари — новые жрецы дня грядущего, гимнопевцы надежды. В этом "я трахал твою мамку" сокрыто все, что необходимо знать человеку о жизни: единение мужского и женского, тебя и меня, вчерашнего и сегодняшнего в едином, зримом потоке. Просто теперь это поток речитатива, всегда одинакового, плоского, грубого. Поэт стоит один против бездны — и кроет ее хуями. Ну не чудо ли.

Я давно не ощущал себя настолько беспросветно тупым. Я давно за собой замечал, что мне трудно мыслить, ну то есть, ладно, мне трудновато вставать с кровати и вообще что-нибудь делать. Но раньше в моей голове проносились хотя бы какие-то вихри, а теперь там виувиу, вшшшш, вшшш. Смотрю на свои руки и не понимаю, как управлять ими. Хочется пустить корни в землю и плодоносить, но, увы, тяготы бренного человеческого несовершенства мы носим на своем горбу, и нельзя стоять: сознание как тяжелый рюкзак — давит сильнее, если останавливаешься.

В благословенной Богемии, меж тем, целое лето была жара, яблоки и сливы, говорит моя домохозяйка пани Книжкова, уродились мелкие и кислые от сухости, но вот я приехал — и уже гулял под дождем, и всю неделю +15. Потихоньку наступает осень, я с трудом возвращаюсь в свой монастырский режим жизни, попробую читать,  к примеру, вспомнить чешскую речь, поработать, поделать дела. Не могу понять, для чего я живу, но знаю, что в мозгу моем есть синапсы и всякие там штучки, электричество, глюкоза, связи. Биологическая природа человека такова, что химия его организма предоставляет ему шанс быть карточным домиком: разрушать себя, собирать себя снова, подчиняться каждому ветерку или населять себя всем, чем следует наполнить хороший дом.

А пока вцените вот такой, например, батл, если не видели:



Привет.

Profile

volorin: (Default)
volorin

December 2016

S M T W T F S
    1 23
45678 9 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:32 am
Powered by Dreamwidth Studios