volorin: (каторжник)
Привокзальные стансы                    

   I


Не то чтоб брезговал страны
где всю продленку моросило
     сморода мама молода
    резинку кружево Россия

      где я пошел по этажу
в дому у русского вокзала
("Я, милый, замуж выхожу", -
   она мне кажется сказала

Read more... )

С.

May. 2nd, 2014 01:38 am
volorin: (каторжник)
через стихи продираться б, как через репей,
и шиповник цветущий, и куст ежевики колючий,
выплывать через них, выгребать из последних уключин,
обжигаться о буквы, со строчек гонять голубей,
не выпрашивать ни у кого оправданья себе,
никогда не канючить,
запятую прикладывать льдинкой к разбитой губе.

не катиться по строчкам, как с горки, до точки в конце,
потому что в стихах нет зимы, и ни снега, ни горки, ни льда,
потому что в стихах как поляна, и губы в малине, и пальцы в пыльце,
и нагретые солнцем ступени на заднем крыльце,
и никто не умрёт никогда,

и никто никогда, даже если коленку сдерёт, не заплачет.

вечер пахнет как яблоки, розовые напросвет.
я стою посредине всего по колено в траве.
и какие стихи, когда только и рифм в голове,
что «мой мальчик – мой мальчик»
volorin: (каторжник)
На чёрную музыку вышлем дозором
        строфу из дождя и травы,
держа говорить драгоценным укором
        большое лицо головы.
Запомним деревья и двинем их следом –
        пусть светом накатится гром
на страшное место за домом и садом,
        как мог бы поэт о другом:
"Из горницы в сени свеча отступает,
        сверкает на маковке крест,
и форму, как рифму, себе подбирает
        души золотой манифест".
Я взять приготовить куплет Пастернака;
        болтать его эдак и так
пытался уметь, но семантику знака
        мне нет, не раскрыл Пастернак.
Товарищ писатель – сердец воспитатель.
        Не надо его объяснить.
Я песенный стану ему подражатель,
        а он мне прочтёт, так и быть:
"Из комнаты в душу свеча переходит,
        душа растворяет свечу,
но ряд операций в пути происходит,
        с которыми лучше к врачу.
Бормочутся дрожжи, и брыжи, и фижмы,
        случаются тремор и тик...
Я вынесу всё! Я поэзию выжму.
        Я спрыгну сейчас, проводник,
под сильную землю за домом и садом,
        под книгу, забытую в срок,
с лиловой грозой, с пионерским отрядом,
        с моим языком поперёк".

post

Aug. 21st, 2013 12:12 pm
volorin: (каторжник)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] _raido в post


Юрий Юдин

Имена рек

обва косьва и лысьва
тонкопряхи ежовой шерсти
в щели каменных скул краснобровые пялятся
ох не скалься не лыбься
ни руками беду развести
ни обвесть вокруг пальца

на реке пароходик
где в судках у буфетчика челюсти странного селезня
если зубы то это не птица а неведомый житель земли
нестерпимые прелести кроются в здешней природе
ты попал и тебя развели
говоришь все проходитRead more... )
volorin: (Default)

1

Говорили
мне
не ходил бы по кайме
где сдувает ветер в небо
а когда лицом к стене
нас сдувает
пепел в небо
и пальба лицом к стене






2

ничего
себе
стою
поперек язык жую
напужали
синей жопой
метафизику
мою






3

если
там
передо мной
как за каменной стеной
мой
Ерусалим Небесный
как
живой перед войной






4

там
по
воз
ду
сям
дед-отец дед-сын
сам выкидывай коленца
чтоб сошелся псалм






5

там
с рувимами сидит
новой
кожею
скрипит
папа
мой урод военный
русской группы инвалид






6

там
орлы курлы
там
волы рычат
там
от звонов бивуачных
мерзнут
душки арапчат






7

там наискосок со мной
как на карте козырной
наш Ерусалим наземный
весь почти что неземной
вам
Ерусалим наземный
нам
почти что неземной






8

там
на бреющем когда
хвост горит пропеллер блещет
там
на дне
она трепещет
дне
Султанова Пруда






9

посмотрите я о ком
говорю
в углу фигурка
белым
гляньте на придурка
белым дразнится платком
или белым флагом плещет
пред архангельским полком






10

а
на
искосок со мной
а вернее за спиной
наш Ерусалим наземный
весь почти что неземной
он такой у нас наземный
что почти что неземной.






volorin: (каторжник)
винная лавка, увы, с десяти закрыта.
купим ли? — гадали римляне по полёту птиц,
а я — по тебе, аурелия аурита,
девочка с тысячью лиц.
перелистывать все — жизни не хватит,
вот и довольствуешься самыми милыми, двумя-тремя,
одним — на рассвете, скажем, другим — на закате.
некоторые говорят, это и есть семья.
какое там. встречаться по четвергам в таверне,
когда она приезжает на курсы изготовления новостей,
на сеновале в свежескошенной зеленой люцерне,
в виноградной лозанне, вне городских стен,
или в съёмной корпускуле — ну что ты, что ты,
что ты плачешь, глупенькая, времени до десяти полно,
это седьмой этаж, только птицы высшие сефироты
заглядывают в окно,
только интеллигентским розовым слабым анжуйским,
этой разбавленной кровью, отгородясь
от иной, густой, простонародно-жуткой,
словно надпись над лавкой текстиля «шуйская бязь»,
мы и живы. нам ноздри травинкой щекочут боги,
когда всё исчезает, и вровень стоит с лицом
золотистая пыль на аппиевой дороге,
случайным поднятая колесом.

С

May. 29th, 2013 12:32 am
volorin: (Default)

Беспокойная ночь, луна как слепой пастух.
Декабри поют каноном в самый канун.
Ты стоишь один, один стоишь на мосту,
По замерзшей реке корабли отходят ко сну.


И ты думаешь: вот и мне бы стать кораблем,
Уловить колыбельный марш и увидеть сон,
И ребристый киль навеки разбить об лед,
Провалиться в коченеющий горизонт.


Потому что в трюме вышли порох и ром,
И какой я после этого капитан,
Вот последние две монеты, лови, Харон,
Да греби скорей, почему я еще не там, -


Это снасти уже скрипят?
Нет, кровать скрипит;
Это иней бел? Нет, пододеяльник бел, -
Над твоей головой кто-то всю ночь не спит,
И качается твой кораблик, как колыбель.



С

May. 26th, 2013 02:49 am
volorin: (Default)

Я рабыня Изаура. Где-то в рязанских полях
Урожай собираю, плыву в духоте, как во сне,
И слетаются слепни, жужжанием слух веселя,
И купаются в лужицах пота на черной спине.


Вот пропела калитка, и сердце откликнулось в такт:
Сын плантатора входит и вертит задумчиво чуб.
Нынче ночью в соседней деревне заключим мы брак,
А потом танцевать наше танго пойдем в сельский клуб.


Под тропическим солнцем бледнеет и млеет душа,
Набухает от пота рубашки моей полотно.
Не стучит барабан и не сердце грохочет в ушах,
А колотится звонко крыжовник в плетеное дно.




volorin: (Default)

Там красное в овраге, не смотри.
Оно ещё, а мы хотим в четыре,
И в пять, и в шесть – гостей или в кино.
Мы слышали его, когда оно.
Мы слышали – скулило и визжало, кричало:
"Суки, суки, суки, суки!!!"




Зачем ты смотришь? Я же не смотрю.

У Вонг Кар-Вая женщины в цвету
и у оврага ивы и орешник.
И под ногтями красно от малины,
и голос сорван – видимо, во сне.


...Оно пока что кажется знакомым,
но дай ему часок-другой.


post

Oct. 3rd, 2012 10:47 pm
volorin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yellow_rat в post
Бывает, луна лучится в немеряной синеве
И волком или волчицей бредя по сырой траве,
Вдруг знаешь - тропой в крапиве последнего из волчат
Несут из норы под ивой, украли, сопят, молчат.
Но это ж не мне, не мне же так больно, не мне, не мне
Не мне надлежит так нежно жаловаться луне,
Угревшемуся под курткой, свернувшемуся клубком -
И пахнет вокруг окурками, железом и коньяком.

Бунин

Jul. 16th, 2012 02:04 am
volorin: (Default)


И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.
Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой...
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один -- без жены...
Сегодня идут без конца
Те же тучи--гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.
Мне крикнуть хотелось вослед:
"Воротись, я сроднился с тобой!"
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила -- и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить...
Хорошо бы собаку купить.

























Ipostacy

Feb. 24th, 2012 02:09 pm
volorin: (Default)

Амарнатх

i.
для чего я пишу - я не могу понять:
это просто речь, не положить на полку.
(что еще к земле привязывает меня,
что останется, если я умолкну.)



под колено стрекалом тычется острый шпиль.
на чеканных яблонях - россыпи красных ягод.
кумачовая площадь укрылась снежком и спит,
носовой платок закадычного друга яго, -


так лежи подо мной, как поганая простыня,
как предательница-жена, что от слез устанет;
не проси пощады и жалости у меня:
я начинаю танец.


ii.
расступись, декабрьский город-сад,
разгони своих муравьев,
у меня есть тело, чтоб им плясать,
и мой танец тебя убьет



приготовься вынести свой позор,
приготовься дохнуть не сметь:
боевые трахеи сигналят сбор,
и живот означает смерть


возвышаются горы моих колен,
залегают ущелья вен,
и идут на приступ тельцы кровей
к основаньям сердечных стен


а когда они выйдут на божий свет,
к водопою, на устья рук,
то затопчут тебя, и сведут на нет,
и замкнется круг.


iii.
если в такой момент глянуть с других планет
то заметишь зеркало перспективы
что казалось огромным - тело - того уже больше нет,
дух же, что казался несокрушимым, -
разлетелся по космосу во все стороны, словно хвосты комет,
оставаясь при том настоящим
и, в общем-то, не паршивым.






а мир, что казался мал, внезапно громадным стал
и вместил ущелья, холмы и реки.
ничего не теряется, видишь - рисунок скал
повторяет скулы твои, и ветви над ним как веки.


(только так в мире отражаются человеки,
что бы ты себе ни предполагал.)

iv.
будь же неприхотливым:
мало осталось сил.
не уходи спесиво,
не говори спасибо, -
кто здесь самый красивый,
вот что меня спроси.





самый красивый - шива.
шива самый красивый.


volorin: (Default)

Да я ходил вместо кошки в ее кювету,
Лучше того - я нырял на дно канализационных колодцев.
Но так и не научил ни одну гимназистку минету,
Хотя стоило это сделать для поддержания имиджа
русскоязычного стихотворца.
К женщине с плетью я шёл, выполняя завет Заратустры,
Баба дала мне по морде и отобрала мою плеть.
И все, кто попало, в сети оскорбляют меня в лучших
чувствах,
И поделом, на хрена было лезть в эту вонючую сеть.
Философ Хайдеггер просёк, глубоко как я в этом мире
заброшен,
Слышны у меня между матерных строк протяжные вздохи и стоны.
Обидеть меня легко, да и понять не сложно,
Ведь я мудачок-с-ноготок, а отнюдь не бином Ньютона.
Парадонтоз, простатит, кожный зуд... и болит правый бок неотступно, зловеще.
Странноприимной больницы для бедных - дозревший клиент.
И ко всем, у кого хоть на капельку больше здоровья, денег и женщин,
Щемящий испытываю рессентимент.
И оттого, что такой я по жизни плачевный уёбок,
Что-то по типу Горлума из "Властелина колец",
Я так люблю смотреть, как рушатся небоскребы,
И дети бегут и кричат по английски: "Пиздец! Пиздец!"





















Йейтс

Dec. 17th, 2011 07:24 pm
volorin: (Default)

That is no country for old men. The young
In one another's arms, birds in the trees
- Those dying generations - at their song,
The salmon-falls, the mackerel-crowded seas,
Fish, flesh, or fowl, commend all summer long
Whatever is begotten, born, and dies.
Caught in that sensual music all neglect
Monuments of unageing intellect.






An aged man is but a paltry thing,
A tattered coat upon a stick, unless
Soul clap its hands and sing, and louder sing
For every tatter in its mortal dress,
Nor is there singing school but studying
Monuments of its own magnificence;
And therefore I have sailed the seas and come
To the holy city of Byzantium.






O sages standing in God's holy fire
As in the gold mosaic of a wall,
Come from the holy fire, perne in a gyre,
And be the singing-masters of my soul.
Consume my heart away; sick with desire
And fastened to a dying animal
It knows not what it is; and gather me
Into the artifice of eternity.






Once out of nature I shall never take
My bodily form from any natural thing,
But such a form as Grecian goldsmiths make
Of hammered gold and gold enamelling
To keep a drowsy Emperor awake;
Or set upon a golden bough to sing
To lords and ladies of Byzantium
Of what is past, or passing, or to come.






volorin: (Default)

Известен утренний прогноз,
И без зонта не выйти на люди.
Еще не кончен сенокос,
А я люблю тебя без памяти.


Ни одному из прошлых дней
Теперь я больше не помещица,
Они уже не спят во мне,
Не снятся мне и не мерещатся.


А ты опять косил траву,
Косил так счастливо и запросто,
Как будто я с тобой живу,
Уже давно, с шестого августа.


И ножки срезанных грибов
Одни на свете нам свидетели,
И ты чуть выше, чем любовь,
А я чуть меньше, чем столетие.


Старый стишок, последние два дня все у меня крутился в голове почему-то.

volorin: (Default)
O Captain! my Captain! our fearful trip is done, The ship has weather'd every rack,
the prize we sought is won, The port is near, the bells I hear, the people all exulting,
While follow eyes the steady keel, the vessel grim and daring; But O heart! heart! heart!
O the bleeding drops of red, Where on the deck my Captain lies, Fallen cold and dead.
O Captain! my Captain! rise up and hear the bells; Rise up- for you the flag is flung- for
you the bugle trills,

For you bouquets and ribbon'd wreaths- for you the shores
a-crowding,
For you they call, the swaying mass, their eager faces turning;
Here Captain! dear father!
This arm beneath your head!
It is some dream that on the deck,
You've fallen cold and dead.

My Captain does not answer, his lips are pale and still,
My father does not feel my arm, he has no pulse nor will,
The ship is anchor'd safe and sound, its voyage closed and done,
From fearful trip the victor ship comes in with object won;
Exult O shores, and ring O bells!
But I with mournful tread,
Walk the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.
volorin: (Smoking)

Что-то холодно и печаль везде, кто-то болеет, кто-то умирает, все как-то не слава богу.
Этим постом я хочу передать немного любви и счастья из подвалов моего сердца. У меня они что-то застоялись, а вам, может, пригодятся.
Ну и вот сказка Линор Горалик про печаль, все ее читали стотыщраз, ну и нормально, прочитаете в стотыщпервый.
Привет.




Читать дальше... )

volorin: (Default)
Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, —
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!
volorin: (Default)

у нее такие чистые линии как конструктор очкарик чертил-чертил и к пятидести воплотил в алюминии и в турбинах может быть воплотил - ее сестры бетон полосы тревожа носят смерть в дымящие города а у нее понимаешь такая кожа да чего тебе там понимать балда.
Раньше мне помогало - в машине, вечером, пробираясь к дому среди огней, всем нутром, от легких до самой печени матом что-нибудь заорать о ней, чтобы слюни фонтаном и губы прыгали, чтобы сука ты сука ебать ебать а теперь уже нет вчера попробовал - перестало кажется помогать.
Мама, мама, господи или кто-нибудь, здесь же должен кто-то быть, кто ни будь. Вы скажите что ли дежурным по небу - пусть ее пожалуйста уебут.

[livejournal.com profile] yellow_rat

volorin: (Default)
Если ты, например, получил пиздюлей при встрече с дворовой урлой
Или похерил важную сделку на двести тысяч рублей
Ты в первую очередь думаешь: Бог, наверное, все-таки злой
Ведь он бы такого не допустил, если бы был подобрей

Если же ты невредимым пробрался сквозь мясорубку двора
Или сумел наварить пару сотен на рынке ценных бумаг
То это становится важным свидетельством божественного добра
Ведь он отвалил тебе сразу столько честно заслуженных благ

Ну, он не без странностей, но ведь и ты часто бываешь не прав,
Но в целом он мыслит почти как ты, все делает по уму
Правда, считает что ты его раб. Ну пусть считает, что раб.
Главное то, что он тебя создал по образу своему

А это ведь значит, что по характеру он не хорош и не плох -
И в невидимых сферах за тело твое, карьеру и душу твою
Печется коммуникабельный Бог, стрессоустойчивый Бог
Способный работать в команде Бог с почти трехзначным IQ

[livejournal.com profile] ittarma
Page generated Sep. 19th, 2017 11:36 am
Powered by Dreamwidth Studios